Галисийско-португальский язык


Галиси́йско-португа́льский язык (порт. galego-português, галис. galego-portugués) — общее название галисийских и португальских говоров XII—XIV веков. Развился из народной латыни в северо-западной части Иберийского полуострова. Представлял собой трудноразличимое единство старогалисийского и старопортугальского языков.

На галисийско-португальском языке трубадуры и жонглёры местной традиции сочиняли кантиги (песни), благодаря чему он стал литературным языком некоторых королевств Пиренейского полуострова: Галисии, Португалии, Кастилии и Леона. Крупнейшим поэтом, писавшим на этом языке, был португальский «король-трубадур» Диниш I, что нисколько не умаляет славу великих галисийских авторов: Мартина Кодаса (Кодакса), Жуана де Кангас, Мендиньо. До наших дней дошло 420 паралитургических кантиг, составленных при дворе кастильского короля Альфонсо X Мудрого, и более 1680 светских кантиг на галисийско-португальском языке. Основываясь на текстах сохранившихся кантиг, исследователи полагают, что одним из первых авторов, использовавших галисийско-португальский язык в качестве литературного языка на северо-западе Пиренеев, был Бернал де Бонавал.

В начале XV века разделился на самостоятельные галисийский и португальский языки ввиду ряда политических и социолингвистических причин.

Галисийско-португальским языком называют говоры, которые складывались в Галисии и на севере Португалии в период Реконкисты[1]. Этот язык назывался романским (romance), и для избежания путаницы с другими языками, которые также назывались романскими, в научный обиход вошло условное понятие «галисийско-португальский», или как у Роберта А. Холла младшего (Rodert A. Hall, Jr.) — «романский галисийско-португальский» (Romance Galego-Portugês)[2]. Так, ленинградский филолог Е. Г. Голубева писала:


Лингвистический ареал галисийско-португальского языка в королевствах Галисии и Леона до X века (до разделения на галисийский и португальский языки)
Государства Иберийского полуострова начала XI века (около 1030 года)