Ипостась


Ипоста́сь (др.-греч. ὑπό-στᾰσις, ὑπό-στᾰσεως«основа; существование, реальность, действительность; сущность; личность»[1][2], от др.-греч. ὑπο-«приставка со значением: под-» + др.-греч. στάσις, στάσεως«расстановка, устанавливание; стояние на месте, неподвижность, покой») — термин, используемый в христианском богословии (преимущественно Восточном) для обозначения одного из трёх Лиц Триединого Бога: Отца и Сына и Святого Духа.

Греческое слово «ипо-стасис» буквально означает «под-стоящее» и в латыни обозначается как «субстанция». Термин широко применялся в философском учении Плотина, правда в другом значении, подразумевающем некую сущность (или её часть), а не личность. Так, один из трактатов Плотина носит название: «О трёх изначальных ипостасях» (у неоплатоников это Единое, Ум и Душа).

Значение термина ипостась менялось на протяжении времени, и оно отличается в разных вероучительных христианских формулах: в Никейском Символе веры, Константинопольском Символе веры, Халкидонском Символе веры.[3]

Применение понятия ипостась в христианском богословии можно отнести к IV веку. До Великих каппадокийцев понятие «ипостась» (др.-греч. ὑπόστασις), как и понятие «сущность» (др.-греч. οὐσία), употреблялись в христианском богословском языке (в том числе в Никейском Символе веры, а также впоследствии у Афанасия Великого) как синонимы. Обоими терминами обозначалось нечто, имеющее самостоятельное бытие, то есть существующее не в чём-то другом, а «само по себе».

«Ипостась есть сущность, и не иное что означает, как самое существо. ... Ибо Ипостась и сущность есть бытие. Бог есть и имеет бытие.»Афанасий Великий

Плотин первый перенес термин «три ипостаси» на Божество, определив им взаимное отношение Единого, Ума и Души, и пытался провести, хотя и неясную, границу между др.-греч. οὐσίαсущностью как: др.-греч. τό εἶναι — «бытие» и др.-греч. ὑπόστασιςипостасью, как: др.-греч. τί εἶναι — «какое (чьё) бытие». Заслуга точно определить оба эти термина в их раздельности принадлежит Порфирию. Бог всего, по мысли Порфирия, один, но его сущность как бы выражается в трех ипостасях: в Боге, как высшем благе и источнике всякого бытия, в Уме, как миростроителе, и Душе оживляющей и освящающей всё.