Народная этимология


Народная этимология (наивная этимология[1][2], популярная этимология, преобразование по аналогии, повторный анализ, морфологический повторный анализ или этимологическое переосмысление[3], ложная этимология[4]) — осмысление носителями языка происхождения слова, которое основано на ошибочном понимании его этимологического состава[4] и изменение слова или фразы в результате замены незнакомой формы на знакомую[5][6][7].

Часто возникает при освоении заимствований, также в диалектной речи, просторечии. Основными причинами возникновения народной этимологии являются непонимание носителями языка реальной мотивационно-этимологической связи определённого слова с производящим его словом, «затемнение» данной связи по причине трансформации формы и значения производного слова (деэтимологизация), стремление включить слово в понятные носителям мотивационные связи с другими словами[4].

Народная этимология представляет собой продуктивный процесс в исторической лингвистике, языковых изменениях[8].

Термин народная этимология (нем. Volksetymologie) введён лингвистом немецким Эрнстом Фёрстеманном в 1852 году[9].

В первом случае заимствованное (реже родное) слово искажается и переосмысливается по образцу близкого ему по звучанию слова родного языка, которое отличается от него по происхождению: «спинжак» (по связи со спиной) вместо «пиджак» (в действительности от англ. peajacket ‘жакет из грубого сукна’), «полуклиника» («полу-»+ «клиника») вместо «поликлиника», «гульвар» (сопоставление с глаголом «гулять») вместо «бульвар» (от нем. Bollwerk ‘земляной вал’)[4], «полусад» вместо «палисадник», «палисад» (от фр. palissade — ‘частокол, дощатый забор, загородка, живая изгородь’), «скупилянт» вместо «спекулянт» (сопоставление с глаголом «скупать»)[10], «прихватизация» вместо «приватизация» и др.[4] Такие случаи встречаются главным образом в народной речи, и с распространением грамотности их число снижается. Подобные искажения часто используют в художественной литературе, чтобы подчеркнуть народный характер повествования или прямой речи. Так, изобилует ими повесть Н. С. Лескова «Левша»: «свистовой» (вместо «вестовой»), «мелкоскоп» (вместо «микроскоп»), «студинг» (вместо «пудинг»), «клеветон» (вместо «фельетон») и др[11].