Новая институциональная экономика


Новая институциональная экономика (англ. new institutional economics), или новый институционализм, — современная школа экономической теории, принадлежащая к неоклассическому направлению, начало которой положила статья Рональда Коуза «Природа фирмыruen», вышедшая в 1937 году. Однако интерес к этой сфере проявился лишь к концу 1970-х годов в США, а затем в Европе. Сам термин был введён в научный оборот Оливером Уильямсоном.

В становлении нового институционализма ведущую роль сыграли экономисты чикагской школы (Р. Коуз, Г. Демсец, Р. Познер, У. Нисканен) и вышедшей из неё вирджинской школы (Дж. Бьюкенен, Г. Таллок, Дж. Бреннан). В 1997 году было основано «Международное общество новой институциональной экономики»[1].

Новая институциональная экономика — яркое проявление тенденции проникновения методов микроэкономического анализа в смежные социальные дисциплины. Если представители традиционной институциональной экономики, например Торстейн Веблен, Джон Роджерс Коммонс, стремились применить достижения других гуманитарных дисциплин для решения проблем экономической теории, то представители новой институциональной экономики, наоборот, стремятся применить методы неоклассической экономической теории для решения проблем других гуманитарных дисциплин[3].

Новый институционализм исходит из двух общих установок. Во-первых, что социальные институты имеют значение (англ. institutions matter) и, во-вторых, что они поддаются анализу с помощью стандартных инструментов экономической теории[4].

Основное внимание новая институциональная экономика уделяет анализу таких факторов как трансакционные издержки, права собственности, контрактные агентские отношения.

Новые институционалисты критикуют традиционную неоклассическую теорию за отступления от принципа «методологического индивидуализма».