Провинция


Слово происходит от латинского «provincia». В Древнем Риме так назывались подвластные Риму территории, находящиеся вне Апеннинского полуострова и управлявшиеся римскими наместниками, то есть иностранные территории.

Слово «provincia», возможно, происходит от латинских слов pro- («от имени») и vincere («брать управление над»). Таким образом, провинция являлась территорией, которой Римский магистрат управлял от имени Рима. Римская империя была подразделена на провинции.

Во Франции выражение «en province» (рус. в провинции) по-прежнему означает «за пределами Парижа». Похожие выражения используются в Перуen provincias», «за пределами Лимы»), Мексикеla provincia», «земли за пределами Мехико»), Румынииîn provincie», «за пределами Бухареста»), Польшиprowincjonalny», «провинциальный»), Болгариив провинцията», «в провинциях»; «провинциален», «провинциальный») и Филиппинах (taga-probinsiya, «из-за пределов Манилы», sa probinsiya, «в провинциях»). Также, в Австралии «провинциальный» относится к частям штата за пределами столицы штата.

До Французской революции Франция включала в себя множество юрисдикций (Иль-де-Франс, основанный вокруг королевского домена Капетингов), некоторые считались «провинциями», хоть этот термин и использовался в разговорной речи в отношении таких небольших территорий, как маноры (кастелланы или шателены). Чаще «провинциями», однако, называли гранд-правительства, в основном бывшие средневековые феодальные княжества или их объединения. Сегодня выражение «province» иногда заменяется выражением «en région», «région», которое теперь официально используется в отношении вторичного уровня правительства.

В Италии выражение «in provincia» в основном значит «за пределами крупнейших региональных столиц» (таких как Рим, Милан, Неаполь и так далее).

Исторические европейские провинции — составленные из нескольких меньших регионов, которые французы называют «pays» (страны, местности), швейцарцы — «кантонами», — каждая с местной культурной идентичностью и сосредоточенная вокруг торговых городов — были описаны Ф. Броделем как политические единицы оптимального размера в доиндустриальной Европе раннего Нового времени. Он спрашивает: «Не была ли провинция истинной 'родиной' для её жителей?»[1] Даже централизованная Франция, раннее национальное государство, под давлением могла распасться на автономные провинциальные сообщества, как во время длительного кризиса религиозных войн во Франции (1562-98).