Соссюр, Фердинанд де


Фердина́нд де Соссю́р (фр. Ferdinand de Saussure, 26 ноября 1857, Женева — 22 февраля 1913) — швейцарский лингвист, заложивший основы семиологии и структурной лингвистики, стоявший у истоков Женевской лингвистической школы. Идеи Фердинанда де Соссюра, которого часто называют отцом лингвистики XX века, оказали существенное влияние на гуманитарную мысль XX века в целом, вдохновив рождение структурализма.

«Курс общей лингвистики» был опубликован посмертно в 1916 году Шарлем Балли и Альбером Сеше по материалам университетских лекций Соссюра. Балли и Сеше могут, до некоторой степени, считаться соавторами этой работы, так как Соссюр не имел намерений издавать такую книгу, и многое в её композиции и содержании, по-видимому, привнесено издателями (многого нет в известных нам подробных конспектах лекций Соссюра, хотя, конечно, он мог делиться с коллегами идеями в частных беседах).

Семиология, которую создаёт Фердинанд де Соссюр, определяется им как «наука, изучающая жизнь знаков в рамках жизни общества»[5]. «Она должна открыть нам, в чём заключаются знаки, какими законами они управляются»[5]. Де Соссюр утверждает, что семиология должна быть частью социальной психологии и определение её места — задача психолога. Задача же лингвиста — выяснение того, что выделяет язык как особую систему в совокупности семиологических явлений. Поскольку язык — это одна из систем знаков, лингвистика оказывается частью семиологии. Определение места лингвистики среди других наук де Соссюр видит именно в её связи с семиологией: «если нам впервые удаётся найти лингвистике место среди наук, это только потому, что мы связали её с семиологией»[5].

Одно из основных положений «Курса общей лингвистики» — различение в речевой деятельности (фр. langage) языка (фр. langue) и речи (фр. parole): «Разделяя язык и речь, мы тем самым отделяем: 1) социальное от индивидуального; 2) существенное от побочного и более или менее случайного»[6]. Язык — «функция говорящего субъекта», «продукт, пассивно регистрируемый индивидом», который «не предполагает предварительной рефлексии», а «анализ в нём выступает лишь в области классифицирующей деятельности». Речь — «индивидуальный акт воли и понимания», содержащий, во-первых, «комбинации, при помощи которых говорящий субъект пользуется языковым кодексом», а во-вторых, — психофизический механизм, позволяющий субъекту объективировать эти комбинации[6]; «в речи нет ничего коллективного»[7]. Речевая деятельность «имеет характер разнородный», а язык «есть явление по своей природе однородное: это — система знаков, в которой единственно существенным является соединение смысла и акустического образа»[8].