Авестийский язык


Авести́йский язы́к (авест. 𐬎𐬞𐬀𐬯𐬙𐬀𐬎𐬎𐬀𐬐𐬀𐬉𐬥𐬀) — один из древнейших представленных письменными памятниками иранских языков. Язык письменного памятника «Авеста» (от пехл. avastak «уложение»), представляющего собой свод религиозных текстов зороастризма. Уже в конце IV — начале VI веков авестийский язык был мёртвым и использовался только как язык богослужения; он используется и современными зороастрийцами — парсами в Индии и гебрами в Иране.

Время бытования древнеиранского диалекта, послужившего базой для авестийского языка, можно приблизительно определить в диапазоне 2-й половины II тыс. — 1-й половины I тыс. до н. э. Вероятным регионом его происхождения являются области Дрангианы, Ареи, Маргианы и Бактрии. Картина общества, нарисованная в «Авесте», указывает на то, что носители языка вели кочевой образ жизни к востоку от Каспия[1]. Археологически этому обществу может соответствовать язская культура[1].

Представляется затруднительным однозначно отнести авестийский к западной или восточной группе иранских языков, так как в нём представлены дифференциальные лингвистические признаки, характерные для обеих этих групп. Однако в последнее время всё большее признание приобретает теория восточноиранского происхождения Авесты. В её пользу обычно приводятся следующие аргументы: географическая установка Авесты; связь эпических мотивов Авесты с восточноиранской эпической традицией; традиция парсов, связывающая выступления Заратуштры с территорией Бактрии; некоторые особенности языка Авесты, позволяющие связать его с древними языками Средней Азии — согдийским, бактрийским и хорезмийским.

Выделяются два диалекта авестийского языка, которые к тому же представляют два разных хронологических уровня: диалект Гат, или гатский (раннеавестийский), и позднеавестийский. В традиционном языке Гат выделяются две стилистические разновидности: метризованные песнопения, приписываемые самому основателю новой религии, пророку Заратуштре, и повествования, в которых содержатся легенды, сказания и мифы, являющие собой образцы устного народного творчества древних ираноязычных племен.

Язык Авесты — результат длительной традиционной устной передачи, а не чистый образец живого языка. Следовательно, текст сохраняется не в первоначальном виде, и имеет место тенденция бессознательного его приспособления к собственному диалекту.

Впервые авестийские тексты были записаны при Аршакидах (около 100 г. н. э.) одним из алфавитов на арамейской основе, в котором не было знаков для гласных, а некоторые знаки для согласных могли передавать несколько звуков. Этот аршакидский текст до нас не дошёл, и многие исследователи вообще отрицают факт его существования[кто?].