Классовая борьба


Кла́ссовая борьба́ — столкновение интересов и противодействие классов общества. Наибольшее значение классовой борьбе придаётся в марксизме[1].

Идея расщепления общества на борющиеся между собой классы (группы) социальным мыслителям была известна издавна. Так, французский историк и орлеанистский политический деятель Гизо в работе «Правительство Франции со времён Реставрации и нынешнее министерство» (1820 год) говорил об истории Франции как об истории двух народов. Один народ — победитель, — дворянство; и другой — побеждённый — третье сословие. «И в дебатах в Парламенте вопрос ставится как он ставился и прежде, равенство или привилегия, средний класс или аристократия. Мир между ними невозможен. Примирить их — химерический замысел». Когда после публикации вышеуказанной работы его упрекали в разжигании гражданской войны, он ответил:

Я хотел только вкратце изложить политическую историю Франции. Борьба классов наполняет, или вернее, делает всю эту историю. Об этом знали и говорили за много веков до революции. Знали и говорили в 1789 г., знали и говорили три месяца тому назад. Хотя меня теперь обвиняют в том, что я это сказал, я не думаю, чтобы кто-нибудь этого не помнил[2].

Однако до Маркса классовая борьба считалась не столько экономическим, сколько политическим явлением. Её возникновение обычно связывали с происшедшим в древности завоеванием одного народа другим (германским завоеванием территории Западной Римской империи, норманнским завоеванием Англии, и т. д.): при этом угнетающий класс рассматривался в качестве потомков этноса-победителя, а угнетённый — в качестве потомков этноса-побеждённого. Такой точки зрения придерживались, в частности, французские историки начала XIX века Тьерри, Сен-Симон и Минье, а также современник Маркса немецкий философ Фридрих Ницше.


Агитационный плакат «Пирамида капиталистического общества». Фразы сверху вниз:
Политики — «Мы правим вами»
Духовенство — «Мы дурачим вас»
Армия — «Мы стреляем в вас»
Буржуазия — «Мы едим за вас»
Рабочие и крестьяне — «Мы работаем за всех», «Мы кормим всех»