Антокольский, Марк Матвеевич


Марк Матве́евич Антоко́льский (Мо́рдух Ма́тысович Антоко́льский[2]; 2 ноября [14 ноября1840[3], Вильна, Российская империя — 9 июля 1902, Бад-Хомбург, Германская империя) — русский скульптор, реалист, первый в истории скульптор еврейского происхождения, получивший международную известность[4]. Академик (с 1871), профессор скульптуры (с 1880) Императорской Академии художеств в Санкт-Петербурге.

Родился 2 ноября (по старому стилю) 1840 года в Вильне[3]. Фамилия происходит от названия виленского пригорода Антоколь (Antakalnis, ныне один из районов города), где и жила семья.

Был одним из восьмерых детей в еврейской семье, в которой росли, помимо него, сыновья Меер (1833), Нохим (1836), Михл-Пейсах (1837) и дочери Блюма-Рывка (1843), Эстер (1849), Буня (1852), Рахиль (1856). Его родители Матыс Янкелевич Антокольский (1815—1888) и Кейля-Хена Беньяминовна Антокольская (в девичестве Каценеленбоген, 1817—?) были людьми небогатыми и очень религиозными. Ещё мальчиком Антокольский рисовал везде, где только мог, — на столе, на стенах…[5]. Родители относились к этому его увлечению резко негативно. Но когда сын подрос, отдали его в обучение резчику по дереву. О талантливом подмастерье узнала жена виленского генерал-губернатора В. И. Назимова — известная покровительница искусств А. А. Назимова. Благодаря её ходатайству будущего скульптора приняли в Академию художеств (ему было дозволено посещать вольнослушателем скульптурный класс).

В 1864 году Антокольскому была присвоена серебряная медаль за горельеф «Еврей-портной», а в 1868 году — золотая за горельеф «Скупой». Во время учёбы в Академии Антокольский не только в совершенстве овладел русским языком (у него дома говорили на идише), но и увлёкся российской историей и литературой.

Первой большой работой стала статуя «Иван Грозный» (1870 год). Великая княгиня Мария Николаевна, президент Академии художеств, пришла в восторг от скульптуры и рассказала о работе молодого художника императору Александру II. Статуя произвела на царя огромное впечатление, и он приобрёл её для Эрмитажа за 8 тысяч рублей (по тем временам это была огромная сумма). Вслед за этим другой вариант скульптуры был куплен в Кенсингтонский музей, став первой скульптурой из России, приобретённой на Западе[6]. Совет Академии художеств присудил студенту Марку Антокольскому за «Ивана Грозного» высшую награду — звание академика[7].