Один


О́дин, или Во́тан (прагерм. *Wōđanaz или *Wōđinaz; др.-сканд. Óðinn) — верховный бог в германо-скандинавской мифологии, отец и предводитель асов, сын Бора и Бестлы, внук Бури. Мудрец и шаман, знаток рун и сказов (саг), царь-жрец, колдун-воин, бог войны и победы, покровитель военной аристократии, хозяин Вальхаллы и повелитель валькирий. Супруга — Фригг.

В соответствии с германо-скандинавскими эсхатологическими мифами, в день Рагнарёка Один будет убит чудовищным волком Фенриром.

Один, а также его братья Вили и Ве, были сыновьями Бора и Бестлы. Бор был сыном Бури, которого вылизала языком изо льда корова Аудумла, в свою очередь, возникшая от смешения пламени Муспельхейма и холода Нифльхейма. Бестла, мать Одина, была дочерью Бёльторна, предположительно сына Имира, который возник таким же образом, каким и Аудумла.[3]

У Одина были также и сыновья, которые считается родоначальниками разных династий. Большая их часть - люди. Некоторые из них:

Древнескандинавский теоним Óðinn (рунический ᚢᚦᛁᚾ на фрагменте черепа из Рибе)[4] является родственным другим средневековым германским именам, включая древнеанглийское Wōden, древнесаксонское Wōdan, древнеголландское Wuodan и древневерхненемецкое Wuotan (Старобаварский Wûtan)[5][6][7]. Все они происходят от реконструированного протогерманского теонима мужского рода *Wōđanaz (или *Wōdunaz). *Wōđanaz, переводимое как «повелитель безумия» или «предводитель одержимых», происходит от протогерманского прилагательного *wōđaz («одержимый, вдохновленный, бредящий, бушующий»), присоединенного к суффиксу *-naz («повелитель одержимости»).

Записано более 170 имен Одина; имена по-разному описывают атрибуты бога, относятся к мифам, связанным с ним, или относятся к религиозным обрядам, связанным с ним. Один является богом, имеющим самое большое количество эпитетов и имён у германских народов. Профессор Стив Мартин указывал, что название Одинсберг (Оунсберри, Оунсберри, Отенбург) в Кливленде в Йоркшире, теперь преобразованное в Роузберри (Топпинг), может происходить со времён английских поселений, с соседним Ньютоном под Роузберри и Грейт-Эйтоном с англо-саксонским языком. Находящаяся рядом скалистая вершина была очевидным местом для божественных ассоциаций и, возможно, заменила там верования бронзового/железного веков, учитывая, что на вершине были сложены бронзовые топоры и другие предметы. Таким образом, это может быть редким примером скандинавско-германской теологии, вытеснившей более раннее кельтское язычество на внушительное место племенной известности.


Один с во́ронами Хугином и Мунином
Один въезжает на Слейпнире в Вальхаллу
Один обращается к во́ронам Хугину и Мунину. Изображение XVIII века в исландской рукописи, Датская королевская библиотека